Noo.Ru:// Главная / Синтез реальности / Фенгород / Преступление и искупление [нормальный вид]

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ИСКУПЛЕНИЕ

Дмитрий Коркин [alienenok@hotmail.com]

Молнии время от времени выхватывают мрачный силуэт средневекового замка. После каждой вспышки земля вздрагивает от пушечного удара грома. Гроза усиливается. Злобное уханье филина возвещает о приближении полуночи. Замок темен, только из одного маленького окошка на самом верху центральной башни льется тусклый свет. Ты, мокрая, испуганная, идешь, прижимая к своей груди какой-то сверток, по темной аллее, густо заросшей вековыми дубами. В редких просветах между стволов белеют покосившиеся надгробья старого кладбища. Вот одна молния, расколов мрачное небо когтистым зигзагом, с шипением бьет в каком-нибудь десятке метров от тебя, раскалывая до основания старый дуб, похожий на корявого лешего. Еще мгновение назад сиявшие из дупла недобрым светом желтые плошки-глаза совы исчезают в огненной вспышке, и ее крик агонии сливается с треском заваливающегося на тебя исполинского ствола. Ты отскакиваешь назад, стуча от страха зубами, по твоей спине бегут мурашки. Но нет, проведя рукой по спине, ты нащупываешь каких-то маленьких злобных тварей, быстро снующих между твоими пальцами. Одна из них больно цапает тебя за руку. Закричав от боли, ты стряхиваешь непонятно откуда взявшихся крупных коричневых жуков - обладателей мощных жвал и тонких мохнатых лапок.

Мерзкое местечко. Да и время, мягко сказать, не самое лучшее для прогулок в одиночку. Ну да выбираешь не ты... Как говорится, дурная голова ногам покоя не дает.

Ты перебираешься через обугленное дерево. Идешь дальше. Спотыкаешься в темноте и падаешь. При ближайшем рассмотрении выясняется, что причина падения - полуразложившееся человеческое тело. Тошнотворный запах гнили атакует твое обоняние, но ты не уходишь, пока снова не соберешь содержимое рассыпавшегося свертка - белые листки, много-много листков. За спиной ты отчетливо слышишь шорох камней, какой бывает, когда одна каменная плита трется о другую, сдвигаясь в сторону. Ты спиной чувствуешь порыв могильного ветра и ускоряешь шаг. Каким-то шестым чувством ты ощущаешь чье-то недоброе присутствие, чей-то голодный взгляд в спину. Оглянувшись через плечо, ты видишь несколько пар горящих красных искр, приближающихся к тебе огромными скачками. Ты бежишь к воротам, понимая, что не успеешь. Но вот сквозь ярь грозы пробивается какой-то жалобный вой. Тебе нечего терять, и ты поворачиваешься лицом к источнику звука. Какая-то мрачная тень загородила дорогу щелкающим зубами силуэтам - обладателям красных светящихся глаз, и медленно ковыляет к тебе, неотвратимая, как сама судьба. Серые силуэты не уходят, но, скуля от разочарования, не решаются приблизиться к этому сгустку тьмы или обойти его, чувствуя дыхание смерти. Они-то знают, какие опасности скрываются в этом заброшенном парке. А между тем тень не так уж и медлительна, как можно было решить на первый взгляд по ее неуклюжей походке. Ты поворачиваешься и бежишь, зная, что расстояние между тобой и обитателем склепа неумолимо сокращается. Но вот уже и замок: замшелая каменная стена, нависающая над тобой, точно кара Господня, позеленевшая от времени бронзовая решетка с прутьями толщиной в твое запястье, веревка входного колокола. Что-то застряло в петле веревки, но ты не видишь, что, ибо конец веревки раскачивается слишком высоко - тебе не достать. Ты тоскливо поднимаешь голову, встречаясь взглядами с головами разной степени разложения, унизывающими шипы на верхнем крае стены. Тебе кажется, что их остекленевшие глаза смотрят на тебя понимающе и чуть насмешливо.

Что-то хватает тебя сзади за плечо, заставляя онеметь руку. Неистово рванувшись, ты вырываешься из смертельного объятия, лишившись при этом значительного клока своей одежды. В каком-то нечеловеческом прыжке ты взлетаешь в воздух и хватаешься-таки за мотающийся на ветру конец веревки и за то, что застряло в петле - посиневшую человеческую кисть. Низкий, величественный гул заставляет вибрировать воздух, заглушая собой все другие звуки. И тотчас тяжелая решетка, вздрогнув, начинает подниматься вверх. Спрыгнув, ты протискиваешься в образовавшуюся узкую щель, с содроганием ожидая, что преследователь ринется туда же и настигнет тебя, но он мрачно топчется у входа, не решаясь войти под арку. Какая-то сила, такая же страшная, но неизмеримо более могучая сдерживает его. И тут ты с ужасом осознаешь, что выронила сверток, и он остался лежать под веревкой, за пределами спасительной границы замка. Ты отважно протягиваешь руку и, ухватив его, начинаешь подтягивать к себе. Злой разум вспыхивает в пустых глазницах существа, и, совершив нечеловечески быстрое движение, оно хватается своими иссохшими руками с длинными желтыми ногтями за другой конец свертка и начинает вытягивать тебя из спасительного портала. Взвизгнув для храбрости, ты пинаешь ногой нежитя прямо в ссохшееся лицо, заросшее длинными седыми волосами. Раздается сухой треск, и шейные позвонки мумии переламываются, отчего она неожиданно выпускает сверток, и ты летишь в глубину сырого прохода. Неожиданно ты ощущаешь сильное давление на своей ступне. Очередная вспышка молнии освещает окрестности, и ты видишь, что это голова мумии вцепилась тебе в ботинок и пытается разгрызть твердую подошву, алкая свежей человечины. Оказывается, она не упала после удара на землю возле своего обезглавленного тела, шарящего тощими руками у входа в поисках утраченной части, а в момент соприкосновения ухватила тебя за ногу и последовала за тобой в темноту двора замка. Полная омерзения, ты топчешь демоническую голову, путаясь в длинных прядях седых волос, пока она не превращается в разбросанные по земле черепки, продолжающие слабо подрагивать.

- Ну и место тут теперь, - думаешь ты. - Без преувеличения, проклятое. А ведь были времена, когда дубы были стройными и могучими, а не корявыми и дряхлыми. И кладбище было ухоженным - полно цветов и никаких неупокоенных монстров. Да и сам замок был словно выдернут из сказок про фей и прекрасных принцев: ухоженный, сияющий, прибранный. А теперь все заросло, покрылось пылью. И проклятая живность завелась, губящая честной народ почем зря: вот, всю стену головами украсили. Вот что значит, отсутствие хозяйки. А ведь прошло не так много времени... Эх, что теперь. Будем надеяться, те времена вернутся. - На все воля Его.

 

Решительно повернувшись спиной к опустившейся решетке, ты пересекаешь небольшой дворик замка и подходишь к большим, богато украшенным затейливыми бронзовыми завитками, дверям, по бокам коих на мраморных постаментах воинственно присели, готовые к прыжку, две каменные гарпии. Странные статуи, пугающие... Не было их здесь раньше. Да и статуи ли это, если учесть тенденцию всех остальных изменений? Впрочем, к чему гадать, когда можно проверить? - Подобрав с земли пару увесистых булыжников, ты отходишь подальше от каменных чудовищ и один кидаешь в ближайшее.

Пока он рассерженным шмелем летит к цели, ты с запозданием успеваешь подумать, что совершенно не представляешь, как себя вести, если все же изваяние оживет... Разве что, кинуть в него другим камнем и, вереща во всю глотку, со всех ног бежать за ворота - прямо в распростертые объятия тамошней нечисти.

Но тебе везет - камень отскакивает с характерным звуком, и никаких репрессий со стороны обиженной гарпии. Облегченно вздохнув, ты направляешься к дверям: нет смысла кидать второй булыжник во вторую статую. Маловероятно, что она обладает меньшей выдержкой и все же не усидит после такой провокации. В принципе, логично. Из чего следует, что второй камень можно было и не подбирать вовсе... Ну да будь ты такой умной, не мокла бы сейчас под дождем в таком неприятном месте, а спала бы в своей тепленькой кроватке, окруженная заботой и любовью.

Все же ты не спешишь выкидывать второй камень, намереваясь, поднявшись по лестнице, в волю постучать им по лысой черепушке отвратительной статуи: будет знать, как пугать тебя, задерживая в пути!

Но, поравнявшись с намеченным архитектурным шедевром и заглянув в каменные глаза, ты отчего-то раздумываешь так делать. Ну его, от греха подальше... - Небрежным движением ты швыряешь опостылевший булыжник в мрачную дверь с подоплекой типа: "Гости пришли, открывайте!" Он с металлическим звоном врезается в толстую створку, и в это же мгновение каменные стражи, стряхнув с себя оковы вечного сна и нечеловечески изогнувшись на своих постаментах, атакуют булыжник. Быстро, очень быстро. Камень даже не успевает достичь земли. С сухим щелчком превратился он в медленно оседающее облачко пыли, а гарпии уже снова сидят в прежних позах на своих насестах, и жизни в них не больше, чем в их мраморных пьедесталах. Миг, и ничто не напоминает о пронесшейся в каких-то сантиметрах от тебя смерти, только бешено колотящееся сердце.

Стряхнув оцепенение, ты приходишь к мудрому выводу о том, что лучше поискать другой путь в замок. В это мгновение сквозь ярь бури ты слышишь из-за стены жалобный вой серых тварей. Может, это безголовая мумия напала на них? От звуков агонии таких страшных хищников тебя пробирает дрожь. И ты с энтузиазмом начинаешь обследовать тесный дворик на предмет черного входа.

Что это? - Неприметный проход, который когда-то был закрыт простой деревянной дверью, сейчас сгнившей и рассыпавшейся. Далеко не самый лучший вариант, надо сказать: полная, абсолютная тьма внутри, лесенка, ведущая не наверх, к башне, а уводящая куда-то вниз, в мрачную глубину, откуда тянет запахом плесени и сырости. Куда он ведет? - ты не помнишь. Ты даже не уверена, был ли он здесь раньше. Так что привести он может куда угодно, начиная жилищами замковой прислуги и кончая угрюмыми казематами, где в тесных клетушках сидят прикованные к стенам скелеты, а в темных проходах шныряют поселившиеся тут гули. И запросто может статься, что оттуда нет пути наверх. Но все же это какой-никакой, а вход в замок, и, похоже, альтернативы у тебя нет. И ты решаешься.

 

Ты осторожно идешь в полной темноте, чувствуя, как что-то хрустит и раскалывается под ногами. Чтобы не заблудиться во мраке, ты, передергиваясь от омерзения, ведешь рукой вдоль склизкой стены. Пока ответвлений не было, хотя коридор, построенный, видимо, сумасшедшим архитектором, петляет нещадно.

Вдруг, приглушенный расстоянием, вновь до тебя доносится низкий звук колокола. Кто-то снова поднял входную решетку. Но кто? - Тот, кто расправился с волками? - Тебе почему-то не хочется с ним встречаться, и ты невольно ускоряешь шаг, пренебрегая опасностью свалиться в невидимую яму.

Но вот впереди намечается слабое свечение. Ты подходишь к тусклому, коптящему факелу. Теперь тебе понятна природа потрескивания под ногами: странные, покрытые хитином сегментарные черви, извиваясь, ползают по сырому полу. Особо много их среди белеющих, точно отполированных, нескольких человеческих скелетов. Хоть и не каземат, но все же... Нужно быть осторожнее. Особенно если учесть, что кто-то живой тут все же шастает, зажигая факелы...

Факел - хорошая штука. А в темных переходах - просто-таки незаменимая. Сняв его со стены, ты идешь дальше, временами смахивая заползающих на ноги червей. На сложенных из грубого камня стенах в отблесках факела пляшут, словно живые, причудливы тени. Живые тени? - Ты, резко крутанувшись на пятке, оборачиваешься: никого. Но тени на стенах однозначно не твои. И разум руководит их движениями. Беззвучно скользят они по склизким стенам за тобой. И ряды их все пополняются новыми сгустками тьмы, вылезающими из трещин в каменной кладке. Правда, агрессивности они не проявляют, ну да с них станется. На всякий случай стен лучше не касаться, да и факел держать наготове, чтобы при нападении хотя бы попытаться ткнуть им пару-тройку самых ретивых.

 

Ты в гордом одиночестве стоишь посреди небольшого круглого зала: преследующая тебя целая свора теней осталась у входа, не решаясь выйти из узкого коридора. И черви, большими кучами ползающие у невидимого порога, тоже отчего-то его не пересекают. Но не поэтому ты в недоумении чешешь затылок - перед тобой развилка. Как в сказке - три дороги, и никакого поясняющего камня.

Тут из левого туннеля раздается душераздирающий крик, эхо которого еще в течение нескольких вздохов гуляет по пустым залам и коридорам. Крик ужасен, леденит кровь, но голос тебе знаком. Ты понимаешь - это знак - вполне в Его духе, и смело поворачиваешь туда. Туннель весь затянут толстой паутиной, в которой недовольно снуют жирные белесые пауки, потревоженные светом твоего факела. Какое-то время ты идешь, разрывая свободной рукой липкие нити, пока не догадываешься прокладывать себе дорогу факелом: один взмах - и во вражеских сетях образуется широкая брешь. Твое продвижение заметно ускоряется, хотя запах от сгоревших пауков оказываются гораздо неприятнее запаха пауков живых.

Снова развилка, и снова ужасный крик направляет тебя. Пол постепенно понижается, что заставляет тебя недовольно нахмуриться. Пройдя еще несколько шагов, ты останавливаешься: дальше пол затоплен какой-то вязкой зеленой субстанцией. У тебя мелькает мысль, что, может, следует вернуться и осмотреть другой проход. Но тут сзади до тебя доносятся, слегка искаженные эхом, звуки шагов. Кто-то бродит там, во тьме. Вот он дошел до зала-развилки, постоял секунду, раздумывая, и уверенно двинулся дальше.

Шаги еще далеко, но они неумолимо приближаются. Не такие шаги, как у тебя: робкие и осторожные, а быстрые, уверенные, хищные. С характерным клацаньем, которое могут издавать при соприкосновении с камнем подбитые железом солдатские сапоги. Или большие, острые когти... Даже если бы сюда по какой-то нелепой случайности забрел солдат, он был топал тут не так уверенно. И идет это не абы как, а точно за тобой, отлично ориентируясь в здешних закоулках, причем без всяких направляющих криков...

Нет, назад дороги нет, если, конечно, нет желания встречаться с этим таинственным рыцарем, бряцающим во мраке железными латами и просто таки мечтающем помочь заблудившейся даме. По этой же причине и на месте стоять чревато. Пора переходить к водным процедурам, причем быстро и радостно. И ты смело опускаешь ногу в раскинувшееся перед тобой смрадное болото, сразу погрузившись по щиколотку.

Идти трудно. При каждом шаге приходится просто таки выдирать ногу из колыхающейся жижи, разочарованно чавкающей. Хорошо хоть, пол ровный и твердый. Иначе идти было бы вовсе невозможно. Зато ты замечаешь, что пол продолжает постепенно опускается. Вот жидкость достигает уже твоих колен, бедер, талии, груди. Твое продвижение по скорости уподобляется продвижению улитки. Ты рвешься вперед, напрягая все силы, но даже так тебе не удается разогнать волну. Ты выходишь в большой зал, весь залитый такой же зеленой мерзостью. Бросив взгляд назад, ты не замечаешь ничего, тьма и поднимающиеся от трясины струйки зловонных испарении надежно скрывают от тебя все на расстоянии пятидесяти метров. Ты и выход-то из зала едва видишь.

Пол тут несколько повышается. Жижа сейчас плескается где-то в области паха, но через зал идти еще труднее, ибо есть лишь узенькая дорожка - брод. Шаг вправо или шаг влево, и ты канешь в неведомые глубины, и выплыть тебе уже не удастся, поскольку в жидкости с такой вязкостью плыть невозможно.

Ты дошла уже до середины, когда стала замечать, что болотный туман становится гуще. Дышать стало тяжелее, в висках, постепенно усиливаясь, начинают стучать маленькие молоточки, в глазах все плывет, сфокусировать взгляд становится все сложнее. Хочется немножко отдохнуть, а не рваться черт знает куда из последних сил. Но усилием воли ты подавляешь в себе это желание: до лестницы, осклизлые ступени которой выходят прямо из мерзкого озера и выведут тебя на твердую землю, осталось немного. Там можно и немного отдохнуть, причем в сидячем или даже лежачем положении.

Ты делаешь шаг, и в это мгновение твое внимание привлекают какие-то странные пузыри, с хлюпаньем поднимающиеся со дна слева от тебя. Расстояние до них порядочно, но вдруг ты осознаешь, что оно сокращается. Видимо, ты потревожила какого-то обитателя зеленых глубин. Ты, конечно, понимаешь, что это кто-то добрый, что он хочет подружиться с тобой, или чтобы ты его приручила, но тебе некогда, у тебя есть цель, тебе надо спешить. Прижав к груди сверток, ты ускоряешь шаг, каждое мгновение рискуя оступиться на скользком полу и нырнуть навстречу неведомому товарищу. Ты успеваешь до лестницы первой и с третьей попытки взбираешься по ней. Отползя подальше и обернувшись, ты замечаешь, как по ступенькам шарят длинные зеленые щупальца-ложноножки, которые и можно-то разглядеть только на серых ступеньках лестницы, ибо существо полностью сливается по цвету с зелеными водами. Саму тварь тебе рассмотреть не удается, так хороша ее мимикрия, ты видишь только какое-то смутное движение у самого берега. Но тебе не хочется задерживаться, чтобы получше разглядеть неведомое творение природы и узнать, сможет ли оно вслед за тобой взобраться по ступеням. Настолько не хочется, что ты забываешь даже про обещанный самой себе небольшой отдых. Равнодушно отвернувшись, ты встаешь на ноги и, игнорируя вновь нахлынувшие слабость и головокружение, идешь дальше.

 

Но на этом твои злоключения не кончаются. Ты по запаху догадываешься, что тебя ждет в следующем коридоре, еще до того, как увидишь собственными глазами. Коридор, скорее даже не коридор, а сеть пересекающихся под прямым углом туннелей, затоплена почти до самого потолка, причем отнюдь не ключевой водой, как можно было бы пожелать. Очевидно, это замковая канализация. Вероятно, где-то она выходит наружу. И, если исследовать здесь все, ты рано или поздно найдешь выход из замка. Только тогда теряется смысл всех предыдущих злоключений, да и выводящая труба наверняка забрана стальной решеткой. Пока впереди не видно непосредственной опасности. А купаться придется в любом случае: ища ли выход или прорываясь к цели. Можно, конечно, пойти назад, только вряд ли удастся еще раз проскочить мимо зеленого чудовища. Да и кто-то шел за тобой. Таинственный, а потому более опасный. Давненько, правда, не слышно его шагов. С тех самых пор, как форсировала зеленую трясину, но это ничего не значит: он может как раз в этот момент подкрадываться к тебе в темноте, или же остался ждать у края болота. Нет, однозначно, пути назад нет.

В этот момент откуда-то сзади, многократно отраженный эхом, до тебя доносится дикий нечеловеческий, издевательский смех, отзвуки которого еще долго блуждают по туннелям, отражаясь от стен. Как далеко этот весельчак, в таком лабиринте не определишь. Но само его присутствие - это еще один довод в пользу того, что назад лучше не ходить. Значит, вперед, в канализацию. Но куда, в какую трубу? - "Прямо вперед по главному стволу, никуда не сворачивая", - отвечаешь ты сама себе, дав в сотый раз себе зарок, что, если выберешься из этой переделки, в будущем, прежде чем что-нибудь сделать, десять раз подумаешь.

 

Ты плывешь, время от времени наталкиваясь лицом на невидимые в темноте водоплавающие фекалии. Факел пришлось оставить на берегу. Да и все равно он уже почти прогорел. Но все же тут не так темно, как в предыдущих коридорах: все стены и потолок заросли слабо светящейся плесенью.

Не заметив преграды, ты ударяешься головой о свисающий сталактит. В твоих глазах темнеет, руки слабеют. Твои отяжелевшие ноги в купе с намокшей одеждой начинают утягивать тебя вниз, к смерти. Но, напрягая все силы и волю, ты разгоняешь красный туман, застилающий глаза, и выныриваешь на поверхность, порядочно глотнув при этом мерзкой жижи. Откашлявшись и отдышавшись, ты снова пускаешься в путь. Теперь ты плывешь более осторожно и благополучно доплываешь до вожделенного берега. Где тебя ждет новый факел.

 

Следующий коридор забит пищащими от голода крысами. Огонь факела отражается в бисеринках их глаз. Пожалуй, только он, да может, еще исходящий от тебя запах, сдерживают их от того, чтобы броситься на тебя всем скопом и утолить вечную потребность в пище. Некоторых же, особенно смелых или голодных, тебе приходится охаживать по спине факелом, тихонько молясь, чтобы он от этого не потух.

Ты преодолела и это препятствие. Хотя был момент, когда несколько просто таки огромных - с трехмесячного поросенка крыс организованно кинулись на тебя. Вряд ли тебе удалось бы отбиться своим жалким факелом. Но в этот момент из дыры, в которую ты и сама при должном старании смогла бы протиснуться и которую по началу приняла за парадный вход в логово крыс-поросят, метнулась какая-то поджарая клыкастая тварь и, ухватив самую крупную из нападающих - с себя размером, крысу, молча уволокла в свою нору. После этого остальные грызуны как-то сникли и дружно разбежались по своим углам. "Хорошая киска", - поблагодарила ты, опасливо проходя мимо "парадного входа".

 

В следующем туннели разлеглись на полу ядовитые змеи. Ты проходишь и через него, осторожно ступая между свившимися в причудливые клубки рептилиями кровоточащими от крысиных укусов ногами.

Теперь на твоем пути время от времени начинают встречаться окна. Пол постепенно начинает забирать вверх. Все чаще тебе на пути встречаются старые винтовые лестницы со стертыми временем ступенями. Здесь ты была. Место хоть и сильно изменилось, но все же узнаваемо. И идти тебе осталось не так много.

Ты уже поднялась выше стены, окружающей замок. Гроза стихла, но затянутое тучами ночное небо дает очень мало света. Но лучше что-то, чем совсем ничего, так как в последнем зале потревоженные твоим вторжением летучие мыши, выбили факел у тебя из рук, отчего он упал и потух. Хоть кто-то не попытался попробовать тебя на зуб, а сам стал спасаться бегством. Или вампиры тобой побрезговали? - твои губы вновь тронула невеселая усмешка.

Но и тут гулять небезопасно. Мерзкой живности тут нет, зато запросто можно куда-нибудь неудачно наступить, и тем самым трагически оборвать свою жизнь. Как тот бедняга, чей череп с укоризной пялился на тебя пустыми глазницами из глубокой ямы, со вкусом оборудованной острыми кольями: тебе повезло, что механизм ловушки заело, и коварная плита, перевернувшись под бедолагой, не встала на прежнее место. Иначе ты была бы ее следующей жертвой.

Впрочем, повышенная бдительность не спасла бы тебя от следующей ловушки, если бы последняя также не была испорчена временем и вандалами: из стены на уровне пояса плавно выскочило покрытое бурыми пятнами ржавчины лезвие с единственной целью - аккуратно разделить твое тело на две примерно равные части. Только не было уже полноценного лезвия. Так, жалкий обломок, не перегораживающий даже трети коридора. Интересно, где же отломившаяся часть? - Впрочем, это вопрос праздный. Гораздо насущнее знать ответ на другой: куда подевались фрагменты тел неудачников, познакомившихся с ножиком гораздо ближе тебя? - Или тут плохие ремесленники и хорошие дворники, или, что вероятнее, поторопилась ты списывать со счетов мерзкую живность.

 

Но вот и конец твоего пути. Поднявшись по очень длинной винтовой лестнице, ты добралась до самого верха центральной башни. Даже как-то буднично: ни тебе опускающихся потолков, услышать скрежет которых ты регулярно ожидала, ни языков демонического пламени из разверстых ртов застывших в мучительном крике каменных лиц, служащих частым архитектурным изыском последнего перехода. Ну да и слава богу.

И все же, слишком живые были лица. Так и казалось, что вот-вот изрыгнут что-нибудь. Крик агонии, проклятие, а может, и что-нибудь вещественное. Талантливый скульптор делал. Или просто пару десятков местных аккуратно расставили вдоль стенок и небрежно цементом залепили. В таком месте - запросто. Как бы и тебе самой не стать таким украшением. Только что теперь гадать? - Сейчас узнаем...

Грязная, исцарапанная, усталая подходишь ты к массивной обитой золотом и украшенной драгоценными камнями двери, остановившись на мгновение, чтобы попробовать предугадать таящуюся в ней изощренную подлость. Но не успеваешь: она приглашающе открывается, беззвучно поворачиваясь на хорошо смазанных петлях, и ты смело входишь в маленькую тупиковую комнатку. На единственном окне стоит сияющий мягким желтым светом шар, сияние которого ты и видела, подходя к замку. Рядом на стене висит большое круглое зеркало, по поверхности которого клубится странный сизый туман. В комнате к тебе спиной стоит человек и смотрит в окно. Бросив взгляд через его плечо, ты видишь как на ладони и двор, и стену, и дубовую аллею. Поверженный молнией дуб все еще горит.

Человек не двигается. Ты неуверенно доходишь до середины комнаты, нервно теребя грязными пальцами сверток. Ты смело встречала все опасности, но теперь ты готова бежать куда глаза глядят, визжа от страха. Давление на твое сознание усиливается. Минуту ты стоишь, низко опустив голову, как нашкодившая девчонка. Молчание становится невыносимым. Тогда ты, от волнения часто дыша и переступая в натекшей с тебя лужице ногами, говоришь, а точнее пищишь:

- Дорогой мой, миленький, (твое дыхание прерывается), любимый, простишь ли ты меня когда-нибудь? (твоя речь все ускоряется) Вот, я тут тебе письма написала (непослушными руками ты стараешься развернуть сверток), много писем. Вот, на... (твое горло сжимает спазм, и ты можешь только, выпучив глаза, открывать и закрывать рот, не издавая ни звука).

Я медленно поворачиваюсь. Ты. громко клацнув зубами, сжимаешь челюсти и потупляешь взор. Теперь ты не можешь убежать, даже если бы захотела: твои мышцы более тебе не повинуются.

Мое лицо принимает то приятное, человеческое выражение, смягченное теплой улыбкой, то заостряется, становится хищным, в глазах начинают прыгать ведьмины огоньки. Я еще не решил, каким мне с тобой быть...


Материал сайта http://Noo.Ru/. Является интеллектуальной собственностью своего автора.

Веб-страница материала находится по адресу: http://Noo.Ru/?Main/RealitySynthesis/Fantasy/Pesha - здесь Вы можете высказать свое мнение по материалу, ознакомиться со связанными ссылками, получить другую дополнительную информацию по этому тексту.