Noo.Ru:// Главная / Синтез реальности / Фенгород / Некровальсик [нормальный вид]

НЕКРОВАЛЬСИК

Малахова Валерия [inside1818@mail.ru]

Страница автора

 

раз и...

С тех пор, как слова имели для меня какое-то значение, пронеслись... годы? Века? И тем не менее, в моём черепе, в давно изъеденном червями мозгу (а чем же я думаю? Хм... неважно) вертится одно-разъединственное слово.

Прости.

Если сумеешь – прости меня, моя маленькая, изящная, укутанная в пурпурные шелка невинная жертва. Я не хочу быть твоим палачом. Я не хочу кружиться с тобой в твоём последнем танце. Будь моя воля, ты бы гордо выступала сейчас с молодым и прекрасным кавалером, в бальной зале, освещённой множеством люстр, и пожилые матроны благосклонно улыбались бы тебе...

Но от нас ничего не зависит.

И мы – в старинном склепе. В усыпальнице давно забытой вами, смертными, королевской династии. Здесь тоже довольно просторно, а с тех пор, как мой Повелитель предназначил это место для жертвоприношений, ещё и прибрано. Покрытые узорной резьбой каменные арки, причудливые мраморные колонны... При наличии малой толики чёрного юмора, надгробия вполне могут сойти за скамейки. А мертвенно-бледное, голубоватое, чуть мерцающее свечение стен – за праздничную иллюминацию, устроенную придворным магом в честь приезда юной иноземной принцессы...

Добро пожаловать, моя леди, добро пожаловать. Разрешите представиться... Впрочем, ты стоишь как раз перед моим надгробием. Последний принц проклятой династии. Последний в своём роду предатель, убийца и насильник. Твой последний партнёр по последнему танцу...

Нет, ты вряд ли меня простишь. Да ты меня и не слышишь. Все мольбы, проклятья, мрачные шуточки, сетования на судьбу – всё это звучит лишь у меня... где? Ведь у меня давно нет ни мозга, ни сердца!

В душе, возможно... хотя считается, что у мёртвых нет и её.

Ты не слышишь моего голоса. Но ты меня видишь. И я знаю, что именно предстало твоему взору, когда я откинул крышку своего саркофага.

Ты едва достаёшь макушкой мне до ключицы. Гигантский скелет, облачённый в отвратительные изодранные тряпки, ранее бывшие царской мантией. Мой удачливый соперник, основатель нынешней королевской династии, а тогда – грязный, вонючий варвар, велел облачить в неё мой труп. Тело убитого им последнего принца. Единственного, павшего в честном бою... Красиво звучит, правда? На деле не было никаких правил, никакой чести. Мы сцепились, будто два диких зверя... И дикарь одолел вельможу. Обычная история тех времён.

А у тебя крепкие нервы, дорогая леди. Обычно девушки начинают визжать и извиваться в неумолимых объятиях верёвок, едва завидев мой мёртвый оскал. Сваренное особым образом зелье не даёт бедняжкам потерять сознание до самого конца, но вот сойти с ума им никто не воспрещает. Ты же молчишь. Лишь слегка расширились и без того увеличенные из-за нехватки света зрачки тёмно-карих, больших раскосых глаз. Маленький, чуть вздёрнутый носик, брови двумя чёрными стрелками к вискам, алебастровая кожа – возможно, ты побледнела, но тебе очень идёт этот оттенок, напомнивший мне снег в первых рассветных отблесках Солнца; губы двумя розовыми лепестками... Ты явно не местная, моя хрупкая красавица. Откуда тебя привёз здешний лорд? Почему не оставил себе, почему обрёк на столь жестокую участь?

Прости. Я не в силах помочь ни тебе, ни себе. Время начинать танец.

Я протянул руку, и костяшки моих пальцев сомкнулись на рукояти огромного, причудливо изогнутого меча, ранее использовавшегося нашим придворным палачом. Чрезвычайно неудобная штука... но за несколько столетий я овладел им просто виртуозно.

Девочка, я тобой восхищаюсь! Как правило, мои жертвы к этому моменту уже срывают голос. Или ты в шоке?.. Но нет, глаза смотрят пристально, внимательно... спокойно...

Что ж, я видал и таких. Ты на что-то надеешься. На храброго возлюбленного? Зря. До утра никто не сумеет отворить защищённую заклятиями дверь. А потом... потом уже поздно.

Мне больно будет видеть, как надежда в твоих глазах сменится обречённостью. Но я не властен над своим телом. Я – лишь часть ритуала. Перчатка, в которую просунет руку мой Повелитель.

Прости.

Первый шаг. Первый взмах меча. Шорох падающей верёвки.

И вновь я вынужден отдать тебе должное: ты сдержала животный порыв. Стояла передо мною, смотрела в пустые глазницы и ждала, когда я освобожу вторую руку.

Что ж, моя леди. Прошу тебя, ты свободна.

Твоё первое па. У тебя исключительно плавные движения, тебе говорили? Ты проскользнула под сверкающей полосой стали, ушла вправо. Танец начался.

Теперь я буду вести тебя по спирали, постепенно освобождая от одежды. Но кровь пущу только в центре усыпальницы. На алтаре.

Ритуал. Непонятный мне... но оружие не посвящают в тайны стратегии и тактики. Его затачивают, полируют и пускают в ход.

Шаг. Ещё шаг. Меч взлетает вверх, уходит вбок... треск материи, красный лоскут, соскользнувший со стали, обнажённый бок, крутой изгиб девичьего бедра... Шаг. Удар. Промах. Одна-а-ако! Шаг. Удар. Лоскут. Шаг. Удар. Промах...

Там, где раньше у меня находилось сердце, мутной пеной вскипел азарт. Да, ты непохожа на других. О, да! А ну-ка, моя дорогая жертва, на что ты ещё способна? Сумеешь уйти от этого удара? Да?!! А если вот так?

Что... что ты делаешь?!!

Вместо того, чтобы удирать от яростно полосующего воздух и остатки твоего одеяния клинка, ты в сумасшедшем прыжке рванулась мне навстречу. Лезвие на мгновение прикоснулось к твоей груди и поспешно отдёрнулось. Нет. Не здесь. Мне нельзя... ещё нельзя проливать твою кровь!

Неужели ты поняла? Неужели догадалась?

Восхитительный, воздушный пируэт, и ты – у моей груди.

Меч безвольно висит в воздухе. Я не могу... не смею... Что ты затеяла, моя леди?

Тёплое, нежное тело плотно приникает к моим рёбрам. Маленькие ручки обвивают шейный позвонок... Я впервые слышу твой голос. Мне непонятен современный язык, я могу уловить только отдельные слова... обрывки смысла... что-то о тлене, о Вечности... понимание пронзает мои кости ознобом. И не только понимание.

Ты... Ты... Ты... Моя маленькая леди... Ты – некромантка!

Мы оба продолжаем танцевать в древней усыпальнице. Но роли поменялись. Из-под твоих пальцев вырвалось зелёное пламя, обласкало твои запястья и переметнулось на мой позвоночник. Мы горим и кружимся в танце. Шаг. Ещё шаг. Ты не умрёшь, я знаю. А вот моя посмертная плоть уже начинает рассыпаться. Меч звякает о каменные плиты. Моя кисть остаётся на его рукояти.

Мне не больно. Мне холодно. И хорошо.

Куда отлетит моя душа, если она у меня есть?

Ты ни на кого не похожа, моя леди.

Спас...

 

два и...

Работа у некромантов грязная. Во всех смыслах.

Чёрный, жирный, зловонный пепел от сгоревшего скелета налип на моё тело... ой, мамочки! – в самых неожиданных местах. И стираться упрямо не желал. Ладно, пещерный тролль с ним. Есть заботы и поважнее.

Как там говаривал мой Наставник? Уничтожить мертвяка – одна десятая дела. Самое трудное – содрать с клиента обещанный гонорар.

Особенно, если после произнесённого на пределе сил заклинания ты слаба, словно умирающая полевая мышь. А клиент (есть у меня такое подозрение) – вампир. Да как бы ещё и не из Высших!

Ох и в мутное же дело я ввязалась... А поди не ввяжись, ежели сам Наставник подходит и с гаденькой такой улыбочкой заказчика тебе сватает! Это только по Уставу можно отказаться, а на деле – попробуй, и всю оставшуюся жизнь утопленников будешь для судейских чинуш подымать! Гонорар, опять же...

Везёт Наставнику и прочим известным некромансерам! Их боятся. С ними не спорят. И платят наперёд.

То, что у меня проблемы, я поняла, как только хмурые мужики ввели меня в склеп. Слишком чисто в подвальчике. Что, скажете, заказанный мне неупокоенный мертвяк за собой прибирает? Чистоплотный скелет, однако, попался... Бог здесь замешан, бог, и никак не меньше. Даже полубоги не нуждаются в человеческих жертвах настолько часто. И уж ни в коем случае не требуют их, угрожая целой провинции всяческими карами...

Но дёргаться было поздно.

Бр-р-р, холодно-то здесь как... В принципе, немудрено: февраль на дворе. В ожидании очередной жертвы температуру в склепе поднимали... интересно, каким способом? И нельзя ли мне применить этот способ?

Я метнулась в один угол, затем в другой... Пусто! И тут ничего, кроме паутины, и там только чья-то могильная плита... Видимо, магия. Точно! Вот оно, тепло... Исходит от алтаря в центре комнаты. Но камень уже остывает. Остывает, демоны его забери! И прислоняться к нему мне не следует. Не кровать с тремя перинами. Дрыхнуть на действующих алтарях, как правило, вредно для здоровья.

Ладно, я тут, в стороночке, погреюсь. Вокруг камушка для сугреву попляшу. Ну-ка, раз-два-три, взмах, поворот, как учителя изящных манер, Наставником специально нанятые, глупую дочку северной шаманки обучали... Поманил столичным блеском девчонку, посулил платья шёлковые да кавалеров галантных...

А, да что там! Сама виновата. К тому же, в этом смысле слово своё Наставник сдержал. Даже сейчас вон... в обрывках шёлка.

Не о том думаешь, подруга! Раз-два-три... реверанс, поворот... До рассвета часа три. Пришлёт ли милорд барон под утро своих людей, как обещал?

Вряд ли.

Дело даже не в том, что нынешний здешний лорд – вампир. Точно, вампир! Мёртвый он... хотя притворяется умело. Но ни разу, ни разу он не разговаривал со мною днём... и серебра в замке я не приметила. Нет его там. И чутьё на мёртвых у меня всё-таки имеется... иначе Наставник не возился бы со мной!

Дело в боге, которому барон решил напакостить.

Раз-два-три... наклонить голову, взмахнуть воображаемым веером... Бог. Разумеется, не Великий, и вряд ли Древний – тем человеческие жизни вообще неинтересны. Мелкое, злобное провинциальное божество. Мелкое по меркам небожителей, разумеется. А чтобы окоротить вампира, пускай и Высшего, хватит за глаза.

И что делает упомянутый вампир? Ох... Ног я уже не чувствую. Раз-два-три, взмах, поклон, теперь придержать шлейф платья... Плохо. Повторить ещё раз, а затем – в другую сторону.

Так вот, о вампире. Он нанимает молоденькую некромантку. Способную управиться с исполнителем воли бога, с этим бедолагой-скелетом.. но не более того. Из склепа мне не выбраться – до ближайшего селения лиг десять по прямой. То есть, по лесу, сугробам и морозу. Босыми ногами, в шёлковых ошмётках. Эх, ну почему у меня нет способностей к магии Стихий? Костёр бы сейчас запалила... Настоящий. Горячий. Или саламандрочку вызвала...

Не могу. И открыть гробницы, чтобы раздеть покойничков, тоже не могу. Силы нет. Ни простой – каменную плиту сдвинуть, ни магической – мертвецов позвать...

Ну, хорошо, а что я могу? Сумею я продержаться до полудня? Я ведь подстраховалась немножечко... Вот именно, что "немножечко", дура пустоголовая!

Успокойся, не нервничай зря, раз-два-три... Итак, ко времени проявления в реальном мире разгневанного божка я, по замыслу вампира, уже мертва, душа моя в неизвестном аду, оттуда её не допросишься... Для изготовления нового прислужника к алтарю необходимо время, а там, глядишь, и ещё чего стрясётся...

Вампир же наш внешне совершенно не при делах!

Ну уж нет, моя радость. Я здесь не для того корячилась, чтобы ты с моего трупа сливки снимал! Кгм... вообще-то, с трупов снимают плесень...

Вот плесень ты и получишь, падаль кровососущая! Да чтоб тебе к нам в тундру переселиться... в аккурат к началу полярного дня!

Впрочем, тебе и здесь мало не покажется.

Художник из меня не ахти... да ещё когда ноги сами по себе что-то несусветное выплясывают... но справлюсь. Должна.

Тем самым пеплом, на том самом алтаре...

Герб барона. Прямой вызов, как ни крути.

Вот и славно. А теперь – раз-два-три, раз-два-три-раз...

... Гортань мою обожгло крепчайшим самогоном. Я поперхнулась и открыла глаза.

Свет! Солнечный свет!!! Я вижу голубое небо!

Другие впечатления пришли не сразу. Скажем, то, что я лежу в санях, по уши закутанная в овчинный тулуп; что ноги у меня тупо ноют... Что по правую руку сидит, ухмыляясь, Аймор по прозвищу Волчара – два метра преданных мне, до зубов вооружённых боевых мускулов.

Мы с ним стараемся не афишировать нашу связь (во всех смыслах)... но временами помогаем друг другу.

Когда Аймор умрёт, сделаю себе из него зомби.

Кстати, до полудня, если глаза мне не изменяют, ещё около часа!

- Ну ты даёшь, красавица, - заметив, что я в состоянии соображать, Волчара укоризненно покачал головой, - Как ты ушла, баронские стражники тут же забегали по деревне. Чисто тараканы по трактиру! Мол, под страхом лютой казни завтра к Проклятым могилам не ходить! Я и смекнул, что дело неладно. Ночью ты мне сама идти запретила... а вот с рассветом и наладился. Лошадёнку с санями... хм... прикупил, то да сё... Захожу в усыпальницы эти самые, - Боги мои милые, гляжу, любовь моя единственная посреди склепа отплясывает невесть что, а одёжки на ней – одна сажа! Нет, ну ты и выглядела... глаза зажмурены, морда – чисто сметана, а воняла так, словно весь день в отхожем месте купалась! Я к тебе, а ты ещё и брыкаешься... ну, в охапку тебя сгрёб, в шубу завернул, и ходу...

Я отвела глаза, чтобы Аймор не заметил блеснувших слёз. Когда-то мелькала у меня мысль поторопиться с превращением Волчары в зомби... так вот: клянусь – никогда, никогда!..

Совершенно другим, деловым тоном мой друг спросил:

- Ну что, линяем отсюда?

- Мне нечем тебе заплатить... - выдавила я.

- Как-нибудь сочтёмся, это бывает...

Я задумалась. Потом помотала головой.

- Нет. Сейчас я не уйду. Завтра. А пока мне нужно найти надёжное пристанище. Я не зову тебя с собой... но если останешься, буду очень благодарна.

Аймор покосился на меня, хищно усмехнулся и хлестнул лошадь. Он тоже любил азартные игры. Возвращаться с пустыми руками – это не для нас!

- Эй, подруга... а картинку эту, герб баронский, ты ведь неспроста намалевала? – бросил он через плечо.

- Ой, неспроста... - плотнее завернувшись в тулуп, согласно кивнула я.

 

три и...

Всё когда-то заканчивается.

Жизнь – тоже. В том числе, и посмертнаяя.

Я механически увернулся от ливня огненных стрел, посланных Шамашем. В который раз попытался докричаться до него... напрасные хлопоты. В куриных мозгах божества никогда не могли одновременно уместиться хотя бы две мысли. И сейчас Шамаш упрямо и последовательно старался меня уничтожить.

Скорее всего, ему удастся. Долго танцевать в воздухе, между полом и потолком склепа, принадлежащего не мне, не в моих силах.

Некромантка. Девчонка, подобранная одним из величайших чёрных колдунов современности, моим старым знакомцем, во время его поездки в тундру. Уж не знаю, что он там искал, но привёз вот это "сокровище".

Когда я заплатил старику за право распоряжаться жизнью и смертью его ученицы, он лишь улыбнулся уголками губ.

"Эта девушка может постоять за себя", - кажется, ты выразился именно так, мой давний друг и противник?

Я зря недослушал тебя.

Каменное надгробие, взмывшее в воздух, пронеслось в трёх волосках от моей головы, со страшным грохотом расколовшись о стену склепа. Бедный Шамаш! Ни малейшего понятия об эстетике. Я мог бы преподать ему несколько уроков...

Закружившись в воздухе в безукоризненном пируэте, я заставил обломки плиты бомбардировать бородавчатую тушу, кое-как протискивающуюся сквозь алтарь. Целился, признаюсь, в глаза. Неспортивно, да... но иначе камни не причинят этому уродливому бронированному богу ни малейшего вреда. А обидно, знаете ли, уходить, не попрощавшись.

О, смертные, смертные... Ну что у вас за дурная привычка перекраивать чужие планы в угоду сиюминутной выгоде?

Всё шло неплохо. Два алтаря Шамаша были разрушены. Вы скажете, что в ответ он стёр с лица земли ни в чём не повинную деревню? Полно! Я стал бы гораздо лучшим правителем для этих людей. И жертв мне нужно гораздо меньше. А жизнь оставшихся в живых я бы сделал... нет, не райской, но сносной, вполне сносной!

Только в сказках злобные вампиры уничтожают всех без разбору. Долго бы мы оставались по эту сторону Смерти после подобных бесчинств, как вы считаете? Нет, мы бережём нашу пищу, заботливо выращиваем её, защищаем от невзгод... Справедливый обмен, я считаю!

... Мне пришлось оторваться от философских рассуждений, стремительно спикировав вниз. Правое крыло покрылось жгучими волдырями. Ну, знаете, использовать против вампиров серную кислоту... ему что, традиционных средств мало?!

Ладно же. Я ещё способен танцевать со Смертью, она всё ещё моя партнёрша... клейкие нити заструились с моих пальцев; нити, безошибочно находящие самые мелкие трещинки в броне, проникающие в плоть, превращающиеся там в мерзких, прожорливых червей...

Долго я не продержусь.

Если бы не ошибка в выборе оружия, если бы не некромантка со своим дружком (но каков наглец! Заявился в мой замок и сделал вид, будто желает наняться на службу! Мне недосуг было читать его мысли...), если бы не они – я бы сегодня предложил Шамашу утолить голод очень милой девочкой, которую я держу в своём подземелье. По-дружески, по-соседски... Девчонка заражена экзотической болезнью, способной поражать и бессмертных. С обессиленным Шамашем я бы справился... и по праву получил титул Высшего вампира!

И теперь мне необходимо решить – мстить ли дерзкой смертной?

Внизу ревел и бесновался Шамаш. Стены склепа дрожали. Очень скоро они рухнут. Нас завалит обоих. Но ему достанет сил уйти, а меня уничтожит рассвет.

Я прилетел к нему добровольно, оказать помощь, поддержать в чёрную минуту...

Да, некромантка должна ответить за свои поступки!

Я знаю, она прячется где-то неподалёку. Её мужчина находится рядом с ней. А утром... утром они придут в мой замок! За моими деньгами!

Темп танца всё нарастал. Нет, нужно сосредоточиться... сосредоточиться на одной мысли, на одном образе...

Некромантка. И распадающийся под её пальцами скелет.

Видишь ли Шамаш? Понимаешь ли?

Да. Он увидел. Я почувствовал это за миг до того, как вокруг моего тела расцвёл огненный, переливающийся всеми оттенками алого цветок.

Смерть моя – ты прекрасна...


Материал сайта http://Noo.Ru/. Является интеллектуальной собственностью своего автора.

Веб-страница материала находится по адресу: http://Noo.Ru/?Main/RealitySynthesis/Fantasy/Nekrovalsik - здесь Вы можете высказать свое мнение по материалу, ознакомиться со связанными ссылками, получить другую дополнительную информацию по этому тексту.